OKФайлы cookie обеспечивают работу наших сервисов. Используя наш сайт, вы соглашаетесь с нашими правилами в отношении этих файлов. Подробнее
<>
Для соответствий не найдено
I am the Lord's humble servant. Я смиренный раб божий.
I call God and all the world to witness that I have been to you a true, humble and obedient wife, ever comfortable to your will and pleasure. Я призываю бога и весь мир в свидетели того, что я была вашей честной, смиренной и покорной женой, всегда послушной и довольной вашей волей.
One year later, as we travel around the country visiting towns, villages and the poor bairros of Dili and conversing with many thousands of my brave compatriots, humble, poor and dignified, we repeat to ourselves time and again: “What an extraordinary people. Год спустя, когда мы ездили по стране, останавливаясь в поселках, деревнях и бедных районах Дили и беседуя с тысячами своих мужественных сограждан, смиренных, бедных и достойных, мы говорили себе снова и снова: «Что за необыкновенные люди!
One explanation is that there were periods in history when material gain was not the highest value; when humanity knew that there were mysteries never to be understood, and before which people could only stand in humble amazement and perhaps project that amazement into structures whose spires point upwards. Одно объяснение состоит в том, что в истории были периоды, когда материальная прибыль не являлась высшей ценностью, когда человечество знало о существовании тайн, которые никогда нельзя будет понять, и перед которыми люди могут только застыть в смиренном изумлении и, возможно, спроецировать это изумление в конструкцию, чей шпиль устремляется ввысь.
David Satter, a Russia watcher much more respected and well-known than your humble author, recently made some extremely odd commends about Russian demographics in an interview with Katherine Jean Lopez of National Review Online about his new book It Was a Long Time Ago and It Never Happened Anyway: Russia and the Communist Past. Дэвид Саттер (David Satter), гораздо более уважаемый и известный аналитик по России, чем смиренный автор этих строк, недавно выступил с чрезвычайно странными комментариями о российской демографии в интервью Кэтрин Джин Лопес (Katherine Jean Lopez) из National Review Online о новой книге «Это было давно и неправда: Россия и коммунистическое прошлое» (It Was a Long Time Ago and It Never Happened Anyway: Russia and the Communist Past).

Реклама

Мои переводы